Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

...между светом и отчаянием...

  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Стихи (список заголовков)
15:03 

Я колода карт пересчитанная, мной теперь можно играть.
Хороший добренький боженька, если можешь, так рассуди,
Почему кто-то лезет из кожи вон, чтоб не дожить до седин,
И не ведает середин.
Какое же это убожество.
Вот же свет, он уже впереди.
У них же на роже написано, что путь то у всех один.

Расскажи своим детям отчаянья, где утерян грааль,
Отпои настойками чайными и больше не умирай
Хотя бы уж до утра.
Это страшно необычайно.
Мы больше не будем врать.
Веди нас, отец, и покажи нам свой путь, рукотворный рай.

Мы не заслужили спасенья, так дай хоть взглянуть
На мир без греха, где пряник так сладок и мягок кнут.
В чем нас еще упрекнуть?
Завтра божие воскресение.
Мы синхронно подходим к окну,
Чтоб увидеть небо и божью милость, да не спугнуть.

Если здесь, в поднебесной, царит лишь кромешный мрак,
Если каждая тварь уж не пара, а новый смертельный враг,
Пусть найдется один, но брат.
И молитвы все бесполезны...
Но, мой боже, ты видел рай.
Расскажи нам о нем, коль не можешь туда забрать.

@темы: стихи

13:44 

Я колода карт пересчитанная, мной теперь можно играть.
Ты из плоти и крови, я же - сплошная кость.
В легких - дым, в сигаретах - кусок смолы.
Приходи ко мне вечером, самый желанный гость,
Посчитать углы.

Ты - красивая бабочка с черепом в два крыла.
Я - кусок древесины, не сосчитать колец.
На заросшей тропинке след чьих-то верных лап
И всему конец.

Ты - кричащая тьма. Ни обнять тебя, ни объять.
Я - мерцающий свет огоньков средь болотистой мглы.
Нам под кожу ввели горький цветочный яд,
Чтобы снять с иглы.

Ты - восторг и смятение, я - ледяной покой.
Говори все, что хочешь, раз накипело в груди.
Я купил нам по коле, чипсы, киткат, попкорн,
Чтобы не уходить.

@темы: стихи

23:09 

Я колода карт пересчитанная, мной теперь можно играть.
Что-то во мне хрустит бутылочным битым стеклом.
Вот тут когда-то была ненависть, а здесь разгулялась боль,
Я была счастлива, вот шрам чуть ниже колена.
Почему все сломалось и обернулось тленом,
Рассыпалось прахом, осело на душу пеплом...
Я презираю то, чем стала, пока я была с тобой.

Я пахну порохом, серебром всего одной пули.
В глотке - сухая усталость, горячий стекольный песок.
Ветер шепчет мне страшную сказку,
Как трудно ты входишь в меня без смазки,
Как однажды целишься даже не прямо, а наискосок,
А я улыбаюсь стервозно: "Милый...и хули?"

И это смешно до истерики, до добротного бешенства.
Линии на ладонях стираются, словно ластиком.
Хочется обложить тебя матом и переломать пальцы...
Но вместо этого: "Милый, ты спятил",
А потом снова скулить и отчасти по-сучьи ластиться.
По-моему, это нежность.

И вот так все закончилось, где-то на этой точке.
Я перебесилась, ты тоже вроде пришел в норму или ее подобие.
Твоя новая детка звонит мне, чтоб позлорадствовать всласть.
И знаешь, я не держу на нее и ей подобных даже крупицы зла,
Не скалюсь волком, не гляжу исподлобья...
Потому что я обесточена.

@темы: стихи

21:03 

Я колода карт пересчитанная, мной теперь можно играть.
Я чувствую тебя, как старое пулевое ранение,
Ножевую рану, которой уже ни зарасти, ни зажить.
Я учусь быть прежней, вхожу в режим,
Хотя все вокруг словно бы без изменений,
Кроме тонны красивой лжи,

Что покрыла мой пол и стены налетом цвета
Переспелой рябины, пролитой крови.
У меня никого больше нет, но, кроме
Твоих точечных слов, ничто не напомнит об этом.
Я не веду даже бровью,

Когда ты так смешон, так красив, так до ласки жаден,
Когда грудь наполняется воздухом и вдруг ломит.
В доброй детской игре не может быть столько условий.
Твои змеи успели обзавестись ядовитым жалом,
Но к чему травить то, что сломано?

Мой безумный крик в ночь, пустота из пустот,
Отпусти меня в вольную степь, расседлай коня,
Ничего не проси, не желай, не испытывай, не меняй.
Вот бармен наливает, чтоб залпом, сразу по сто
В бокалы чистейший коньяк.

Вот красивые женщины, вот отблески от свечей.
Или блики на водной глади чужого великого озера.
Вот добротный сюжет с долей юмора. Возле мы
Обернулись торжественной мрачностью палачей.
Вспоминай меня летними грозами.

И никогда больше. Отче молвит: "Отныне и впредь
Ты, мой сын, позабудь о своем ребре."
Мы пьем молча.

@темы: стихи

22:14 

Я колода карт пересчитанная, мной теперь можно играть.
Я сравниваю тебя так, словно был хоть на миг кто-то другой
И обладал такой страшной, разрушительной, грубой силой.
Только вот проблема, я дрожу так под твоей рукой,
Словно твоя любовь меня насилует.

Я обращаюсь в ледяной пепел, в цельную глыбу льда,
А воздух вокруг горячий, градусов под сто двадцать.
И если бы сердце можно было просто отдать,
То я предпочла бы отдаться.

Я смеюсь дольше нужного, да так, что похож на плач
Мой придушенный смех, покалеченный и встревоженный.
Если ты мне предложишь смерть и немного тепла,
Я соглашусь. Позже.

@темы: стихи

00:29 

Я колода карт пересчитанная, мной теперь можно играть.
Я могу тебя ждать всю жизнь, а могу уже этой ночью
Позабыть профиль твой и почерк посчитать мне совсем чужим.

Я могу не искать причин, чтобы выбрать кого другого
И сменить имя, внешность, город, и до сотни чужих мужчин.

Я могу сделать так, что ты позабудешь меня и вовсе.
Будешь слушать вечерние новости, а я - жечь за собой мосты.

Я могу быть счастливей всех, быть отчаянней и тревожней,
Только ты под моей же кожей обращаешь все чувства в смех.

Я могу сделать шаг вперед, два назад, поворот налево...
Не могу одного - быть смелой, когда ты уже выбрал ее.

@темы: стихи

22:02 

Я колода карт пересчитанная, мной теперь можно играть.
Знаешь, это чертовски больно, незаживающе и проблематично
Вытаскивать из себя твои истины, сплевывать их вместе с кровью.
И хорошо если б не было в этом ничего лишнего и ничего личного.
Вообще ничего не было кроме

Красивой и доброй сказки для детей от шести до двенадцати лет.
Но тебе подавай мелодраму реалистичную до отвращения.
Как пожелаешь, но помни, мы - мертвые бабочки на ледяной игле,
Распятые так, что в груди горьковато щемит.

Я не уйду, ведь оковы не терпят. Так всю силу вложи в приказ.
Пусть мне будет больно, страшно, нелепо, смешно, паршиво.
Все, что я мог, это быть идеальным и не опускать глаз,
Когда моя вера билась о твою лживость.

@темы: Нелюбимый, стихи

23:48 

Я колода карт пересчитанная, мной теперь можно играть.
И встречи их длятся ровно пятнадцать минут,
И смех ее горек, когда так хочется плакать.
Он говорит: "Я так крепко тебя обниму,
Что ты сразу сдашься и станешь вся белым флагом."

Улыбаться чревато, на раны сыпется соль.
Как хорошо, как божественна эта пытка.
Она отвечает, целясь в его лицо:
"Поцелуй меня с первой попытки."

И все замечательно, словно меж ними нет
Неловких минут, пауз жгучих до боли.
Они говорят: "Так странно и дорого мне,
Что мы так и не стали любовниками."

@темы: стихи

02:59 

И видится мне поле.

Я колода карт пересчитанная, мной теперь можно играть.
...Блаженство краткого мгновенье в том, как легка ее рука, когда в полете мотылька она увидев смех и радость, снимает первую усталость с твоих висков. И солнце, солнце высоко. И ничего вам не осталось, как обрести земной покой.

@темы: мысль дня/блудни, стихи

00:43 

Я колода карт пересчитанная, мной теперь можно играть.
А мне с тобой разделить нечего.
У меня ничего за плечами, кроме лет и пары долгов.
Я не верю в твоих богов,
И от этого как-то легче.

Что ни любовь, то каторга,
Карты всегда крапленые, крепок дешевый ром.
Мы никогда не умрем.
Точно не в этом квАртале.

Под сердцем оледенелость,
Ледниковый период истерики и нечеловеческих мук.
Я никогда не пойму,
Как мне хватает смелости.

Я кусаюсь с бешенством суки,
Глотаю с отчаянной нежностью горячую сладкую кровь.
Если хочется, так укрой,
Чтоб не слышать сердечного стука,
затихающего в груди.

Только смертный непобедим.

@темы: стихи

23:12 

Я колода карт пересчитанная, мной теперь можно играть.
Это всегда так.
Сначала стираются даты
из твоей памяти.

Потом тебе ставят
литой монолитный памятник.

Все становится монохромным.

Чай подменяется ромом,
дорогое авто - поездами.
Притупляется всякая скромность.

Обнимаешься с милыми дамами,
а они тебе сразу - дай.
И тут же сплошные займы.

Поцелуй меня в щечку, зая.
Позвоню, если вдруг не занят.
Меня завтра подменит зам.

Ну, а я насквозь промерзаю.
Старый больной мерзавец,
лакающий свой бальзам.

Это всегда так,
стоит только закрыть глаза.

@темы: стихи

23:06 

Я колода карт пересчитанная, мной теперь можно играть.
Иногда я думаю об этом, как о восьмом грехе.
Обо всех этих подводных течениях отношений,
О головоломках, теориях и построении схем,
Когда страхи сидят спокойно на твоей шее.

Мир ведь циничен и чем-то похож на шлюху,
Сладко пахнет духами, горько - ненужной правдой.
Хорошо, если ты обладаешь чутьем и нюхом
И можешь спокойно стоять под проливным градом.

Если не можешь, тоже, в общем, неплохо.
Истерики в минус, выкручивай ручку громкости.
Ноет больнее всегда точно под самой пломбой
Или когда зависаешь на краешке пропасти.

Или вообще не ноет и никогда не мается.
Иной недочет держит собой всю конструкцию.
На кассе сегодня наличка не принимается,
Таблетки в коробочках без подробной инструкции

По применению и эксплуатации.
Это девятый грех из бесчетного множества.
Но это все так...предисловия и аннотации,
А пока горизонт прочерчен по песку ножиком.

@темы: стихи

00:44 

Я колода карт пересчитанная, мной теперь можно играть.
Мне совсем никого не жалко, я дрожу до последней жилки,
Пью таблетки, чаи и алко, оставляю на дне бутылки
Капли водки и минералки, вызываю из жэка джинов.
Если к койке чуть-чуть прижало, почему это одержимость?

Мне ни капельки и не больно, я заштопала сказку былью,
Я разбила палатку в поле и закуталась в старый пыльник,
Надо мной пролетает боинг, два орла и неместный филин.
Я хочу заниматься любовью, а выходит как в порнофильме.

Мне больше уже и не страшно, я хожу босиком по струнке,
В клочья рву провода и бумажки, рисую на стеклах руны,
Чем-то премерзким мажусь, распадаюсь каменной грудой.
Почему же все, что мне важно, так невозможно трудно?

@темы: стихи

01:34 

Я колода карт пересчитанная, мной теперь можно играть.
Запрети мне умирать, и я выживу.
И я выдержу, выкручусь, выстою.
У меня на балконе за лыжами
Передвижники планируют выставку.

У меня кот британский и чопорный.
Чай не пьет, но водкой не давится,
Ловко орудует штопором,
Конечно же, для британца.

У меня растет пальма с кокосами,
Два кактуса и диффенбахия.
Сосед делится папиросами,
И мы вместе слушаем Баха.

Хотя я больше по Шуберту,
Но порой цепляет Рахманинов.
У меня селедка под шубою
По рецепту подруги маминой.

У меня есть ковер из Персии,
На нем шейхи смущают девственниц,
Пьют вино и сверкают перстнями.
А вот я человек действия.

Я не просто несу бред не к месту.
Я серьезен в своих амбициях.
Стань, пожалуйста, мне невестой,
Я уже семь минут как влюбился.

@темы: стихи

20:14 

Я колода карт пересчитанная, мной теперь можно играть.
Ничего не поделаешь. Ничего. Не поделаешь. Больше.
Пустота во мне ширится, множится, тут же рушится.
Я - простой человек самой гражданской наружности,
И в душе моей выжжена большая торговая площадь.

Я - разбитое зеркало, семь лет неудачи и хаоса.
Вот красивая женщина идет строго мимо и счастлива,
Ну, а я весь ни к месту, словно деепричастие.
Я - сплошное "ну нихуя себе".

Вот такая история. Без завязки, концовки и экшена.
Хэппи энд как он есть. Улыбаюсь, как идиот.
Надо мной вместо лампочки - чертов светодиод
Мигает, как сумасшедший.

Я живу не по правилам, рву на части своды и кодексы.
Эй, красивая женщина, почему ты уходишь стремительно?
Обернись, поцелуй меня, выведи маршем на митинги,
Пока не задохнулся героиновой пылью и коксом.

Будет день - будет пища. Будет и смысл жить.
Завтра я стану лучше, сегодня - безбожник и трезвенник.
Красивая женщина, ты сегодня можешь побрезговать,
Но, клянусь, в твою честь однажды свергнут режим.

@темы: стихи

17:02 

Я колода карт пересчитанная, мной теперь можно играть.
Однажды я напишу хорошую, добрую, светлую и даже смешную историю,
Где не будет ни боли, ни страха, ни даже отзвука траурной мысли,
В которой никто не расстанется, не пожелает ругаться и поспорить
Ни о былом, ни о будущем, ни о самом насущном и его чертовом смысле.

Там не будет ни нас, ни тех, кем мы станем через секунду до сбоя.
Даже больше скажу, в этой истории вообще никого и никогда не будет.
Не будет истерик, скандалов, битой посуды, торопливых занятий любовью.
Только красивые, добрые, смелые, чистые и нереальные люди,

У которых есть жизнь вне онлайна, право голоса, мнение и интересы,
Походы в кино, вечерние сумерки, кофе без сахара, кошки и пледы,
Верность традициям, уверенный взгляд, все достижения прогресса.
Если вкратце, у этих счастливцев есть все, чего у нет попросту нету.

Ведь вот есть ты и я, но история пишется грустно, нелепо и скучно.
Никаких приключений, неожиданных, судьбоносных и роковых встреч.
И если подумать, для нас двоих такой сюжет даже честнее и лучше,
Потому что в любой вариации по другому исходнику нам уже не уберечь

Ни себя, ни своих иллюзий, ни привычных янтарных капель,
В которых мы застряли, задыхаясь придушенно, словно два муравья.
Новая сказка нас вылечит, выточит, вырежет, словно скальпелем,
По сухому миндальному дереву вечной формулой "Я + Я".

@темы: стихи

21:29 

Я колода карт пересчитанная, мной теперь можно играть.
...И что мне осталось, кроме как сидеть и смотреть? Вот тает на кухне ночь,
С тихим шуршанием сгорает газ, закипает со свистом чайник,
Мама звонит, брат из Калуги, сантехник из жэка и мой начальник,
А ты не звонишь, не пишешь, не рвешься спасать, даже не хочешь помочь.

Что мне теперь делать? Что вообще делают, когда сердце дает сбой?
Пьют лекарства и травы, запивая родниковой водой, за неимением - водкой?
У меня тушь течет... так нелепо. Стекает вместе с подводкой
И замирает на уровне скул, а я тут мысленно все говорю с тобой.

Я ведь не претендую ни на красивую жизнь, ни на совместный быт.
Я вообще не имею претензий и чуда большого не жажду,
Но вот как представлю тебя загорелого, в цветастой летней рубашке,
Как уже не могу ни дышать, ни пытаться тебя забыть.

А ты улыбаешься, там, в моих мыслях, царствуешь, словно лев.
И я в восторге, правда же, я тихо млею, растекаюсь приторной массой,
И так хочу взять тебя за руку, уложить в постель, просто пообниматься...
Но все это ложь, все это боль, все это просто тлен.

Знаешь, если и есть на свете счастье, то оно дается всегда не больно.
За него не плачут, не платят... За него вообще не страдают даже и малость.
А я... Я в порядке, просто немного, и то с непривычки, сломалась.
Нуждаюсь в легкой настройке, в оптимизации и в калибровке.

@темы: стихи

20:28 

Я колода карт пересчитанная, мной теперь можно играть.
Когда все поцелуи со вкусом шампанского,
Учишься верить, вверяться и веровать.
Вот он шепчет на самом горячем испанском,
Что каждая встреча, как первая,

Что взгляды остры, опасны и скрещены,
Что жар плавит кости, отмечая безумием,
И вам не нужны ни мужчины, ни женщины,
Что в вас нет ни капли благоразумия.

И все это правда, отчаянно-пошлая,
Горячая, жгучая, сладкая истина.
У вас на двоих всего одно прошлое,
Которое разве что выкрикнуть, выстонать.

Ты отвечаешь с бешеной нежностью,
Впиваясь в него до хруста и скрежета,
Забив на все тонкости, этику, вежливость,
Бьешься и режешься.

Рычишь, задыхаясь от жара и близости,
Клеймишь его тело до самого разума,
И шепчешь на старом добром английском
О самом желанном и грязном.

@темы: Андрес и Ноа, Джон и Владимир, стихи

00:17 

Я колода карт пересчитанная, мной теперь можно играть.
Здравствуй, мой Джон.
Мой милый Джон, прощай.
Я подсыпал тебе правду в чай,
зная, что ты пьешь кофе.
В твой идеальный геном, совершеннй профиль
совсем не вписалась моя мания обещать.

В твой алгоритм
безумных смешных решений
так и не впаян черный строгий ошейник,
трущий и давящий на твою тонкую шею.
И я бы заговорил,
если б сердце вспомнило ритм.

В твой звонкий смех
не прокрались тоска и горечь.
Я целовал тебя больно, как ветер в полночь,
просил любви, когда нужна была помощь.
Все бы хотел посметь,
что обратилось в смерть.

Не злись на меня,
не ранься, не траться слишком.
Мы всегда были парой совсем мальчишек,
не знали, где край, где позволяли лишнего,
не умели себя менять.
И тебя потерял лишь я.

Наивный и горький,
Рассудительный и банальный.
Если оценивать чувства по пятибальной,
то была сотня, тысяча, ветер шквальный.
Волнуется море
и потихоньку мрет.

Здравствуй, не мой.
Не мой, навсегда прощай.
Все, что было твоим, по-прежнему лишь твое.

@темы: Джон и Владимир, стихи

21:15 

Я колода карт пересчитанная, мной теперь можно играть.
Солнце стекает горьким гранатовым соком, переполняя бокалы, рубином искрится в песке.
Я говорю о погоде, как все англичане, о биржевой сводке, курю тонкий винстон, ты тоже тонкий кент.
Между нами высятся стены, прочные, страшные, мне кажется, что из непонимания и оргстекла.
Ты по старой привычки выставляешь индексы моим истерикам и твердишь про какой-то уклад.

А у меня не укладывается в моих странных мыслях, в моих тонких пальцах, в дыме от сигарет,
Что со всем этим делать, когда тебя снова повысят, а мне скажут с прискорбием, что меня больше нет.
Ты устало вздохнешь, станешь враз злым и взрослым и пробьешь меня словно на кассе штрих-код,
А во мне силы останется разве что с горстку зашкафной пыли, накопленной ровно за один год.

Вот ты смотришь мне в душу, смеешься чуть слышно, даже не размыкая сжатых упрямо губ,
А мне больно, и больно, и больно, и больно, и больше не лучше, и я ничего сама уже не могу.
Ветер гонит прохладу, я кутаюсь зябко в обрывки когда-то звенящей, а ныне пустой души,
И все, что могу я сказать непредвзято, самой себе тихо и как-то несмело...
Детка, дыши.

@темы: стихи

главная