...между светом и отчаянием...

  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: проза (список заголовков)
19:54 

Я колода карт пересчитанная, мной теперь можно играть.
18:27 

Я колода карт пересчитанная, мной теперь можно играть.
00:02 

Я колода карт пересчитанная, мной теперь можно играть.
00:00 

Я колода карт пересчитанная, мной теперь можно играть.
23:50 

Я колода карт пересчитанная, мной теперь можно играть.
02:30 

Я колода карт пересчитанная, мной теперь можно играть.
Пожалуйста, возвращайся…Эти слова въелись в ее ладони. В ее кожу, тонкую, как папиросная бумага. Горькую, чуть солоноватую кожу.
Пожалуйста, возвращайся…Эти слова въелись к ее губы. Обветренные, но такие мягкие губы. Впечатались в ее улыбку, в ее смех, в ее глухие стоны.
Пожалуйста, возвращайся…Эти слова разлились тоской в груди. И ей трудно дышать через этот фильтр тоски. Ее легкие не справляются, и сердце ноет.
Пожалуйста, возвращайся…Эти слова остаются несказанными. Она боится произносить их, потому что они крушат ее изнутри. Ей страшно облекать их в форму.
Пожалуйста, возвращайся…А лучше, не уходи.

@темы: проза

21:13 

Я колода карт пересчитанная, мной теперь можно играть.
21:34 

Я колода карт пересчитанная, мной теперь можно играть.

@музыка: Амели на Мели − Кто-то снится нам

@темы: конкретному человеку, Джон и Владимир, проза

01:40 

Я колода карт пересчитанная, мной теперь можно играть.
22:09 

Алиса в Стране Чудес

Я колода карт пересчитанная, мной теперь можно играть.
Навеяно ориджиналом Акеми. Надеюсь, что получилось.

читать далее

@темы: Алиса в стране чудес, проза

13:38 

Я колода карт пересчитанная, мной теперь можно играть.
Она пахнет сигаретами. Не просто ее одежда и волосы, но и каждый миллиметр кожи. И когда он целует ее губы, он чувствует запах сигарет, слизывает с губ его привкус. Он чувствует острую нотку ментола, и это срывает крышу. Он сжимает ее крепче, сминает в своих ладонях.
А она улыбается и горит.

Курение убивает, он знает это так же хорошо, как и она. В конце концов, они оба умеют читать, а именно это написано на каждой пачке ее сигарет “Курение убивает”. И обязательно указан один из способов долгой и мучительной смерти, в прочем, ни один из них ее не пугает. Она все также покупает эту строго дозированную смерть и не испытывая ни капли сомнения впускает ее в себя. И она пахнет смертью, каждым миллиметром своей восхитительной кожи.
Он не говорит ей о том, что это погубит ее. Она знает, что делает. И если уж ей нравится смерть с ароматом ментола, то пусть будет так.
Он уже привык к ее новому вкусу. В конце концов, это она.

Она не умеет улыбаться, но гореть у нее получается отлично.

@темы: проза

14:15 

Я колода карт пересчитанная, мной теперь можно играть.
- А ты в курсе, что парням курящие девушки не нравятся?
- Да? По-моему, из нас двоих только у меня есть парень, некурящая моя.
- Может, у меня тоже есть, просто я его скрываю, чтобы ты не ревновала.
- Ревновала? Что за глупости, я бы просто убила обоих. Но ревновать это увольте...

@темы: мысль дня/блудни, проза

16:39 

Я колода карт пересчитанная, мной теперь можно играть.

@темы: проза

19:37 

Счастливые Андерс и Фенрис, на мой взгляд. А все влияние Фейры.

Я колода карт пересчитанная, мной теперь можно играть.
20:09 

Фенрис/Натаниэль

Я колода карт пересчитанная, мной теперь можно играть.
Воздух пах осенью и ночью, звездами, что не стремились падать, и чем-то очень похожим на любовь. Было холодно, но не здесь, у костра, а где-то там, где нет этих двоих, прижавшихся друг к другу.
Они лежали на расстеленном плаще так близко, что можно было позволить себе любую глупость, и притворялись спящими, хотя каждый из них знал, что другой не спит. Они всегда притворялись, это было привычно. Они притворялись с самой первой встречи. С того самого момента, когда в груди разлилось первое тепло, а разум завопил: “Опасно!”
Это были те еще лжецы. Один всегда умел лгать, поэтому ему даже не пришлось стараться. А второй не умел, но так хотел поддержать эту “одну на двоих” ложь, что научился.
Они были разными, слишком разными. Настолько, что каждый в тайне жалел об этом.
Но все это вовсе не важно, когда ложь становится такой реальной, как сейчас. Когда вдыхаемый воздух пропитан чем-то, так похожим на любовь. Когда пламя костра превращается в волшебство, отразившись в чужих глазах. Когда понимаешь, что время дешевого вина и портвейна стирается из памяти, а на смену ему приходит образ вот этой ночи.
Когда, кажется, разучился врать, но так и не научился говорить правду. Но, не смотря ни на что, тот другой все равно поймет, что ты хочешь ему сказать.
-Завтра наши пути разойдутся.
-Выходим на рассвете.
Он все понимает.

@темы: проза, Dragon Age

21:16 

Я колода карт пересчитанная, мной теперь можно играть.
Тот, кто тебе ничего не обещал,
не может тебя предать по определению.


Я сижу в маленькой комнатке.
У меня есть четыре стены и дверь.
И больше ничего.
Я никогда не открываю дверь из комнатки и никуда не выхожу, но иногда в мою комнатку заходит Он и рассказывает о том, чего я никогда не узнаю и никогда не увижу.
О солнце, горах, политике, снеге, ветре, золоте, облаках, смехе, боли. О чем угодно.
Потому что я все равно не знаю ничего, кроме того, что есть в моей комнатке.
Поэтому Он может врать мне, и я не обижусь. Я все равно никогда не смогу проверить, говорил ли Он правду.
Он всегда приходит. Хотя не обещал мне этого.
Он никогда ничего не обещает.
Он говорит, что там, в мире за пределами моей комнатки, обещания очень важны. Они совсем не ценятся, но обязательно должны присутствовать.
Это глупо и нелогично, но Он говорит, что это правильно и так и должно быть. Я его понимаю.
Он никогда ничего не приносит из того мира.
Однажды Он рассказывал о шоколаде, и сказал, что мне бы обязательно понравилось. Я верю Ему, поэтому считаю, что шоколад вкусный. Хотя я никогда не пробовала его. В моей комнатке шоколада точно нет, а Он не принесет.
Вообще Он замечательный. Когда я сказала Ему об этом, он улыбнулся и сказал, что это привязанность, а может даже любовь. Я согласилась. Мне понравилось это слово.
Любовь. Когда я спросила, что, собственно говоря, это такое, Он сказал: “Когда я ухожу и долго не возвращаюсь, тебе хочется плакать…”
Не знаю, что такое “плакать”. Он не рассказывал об этом. Ну и ладно.
Я никогда не обижаюсь на Него. Он говорит, что это оттого, что Он – мой единственный друг. Хорошо, я не против. Пусть называет себя, как хочет, лишь бы приходил.
Я не знаю, почему я сижу в этой комнатке. Также я не знаю, почему Он приходит ко мне.
Он говорит, что однажды заберет меня с собой и покажет все, о чем рассказывал. А еще даст мне попробовать шоколад.
Я жду.
Я могу ждать Его сколько угодно. Он говорит, что у меня в запасе целая вечность.
Я никогда не постарею и, наверное, никогда не умру. Так Он сказал.
Я спросила: “Значит ли это, что ты будешь всегда приходить ко мне?”
Он ответил, что если будет не приходить слишком долго, я могу выйти из моей комнатки и сама прийти к нему.
“А слишком долго это сколько?”
Он сказал, что это знаю только я.
Так вот, я не знаю. Но, кажется, оно еще не настало, это “слишком долго”.
Время покажет. Так он сказал. Но тут я уверена, что это ложь. Потому что в комнатке нет ни часов, ни календарей, а значит, не существует времени.
Когда я сказала Ему об этом, Он пожал плечами и сказал, что очень даже может быть, что я права. Потому что время – такая штука, которую ни потрогать, ни увидеть нельзя, даже в мире за пределами комнатки. Но время – это важно.
Если Он так считает, я согласна подождать, чтобы посмотреть, что же такое интересное покажет время.

@темы: проза

11:58 

Я колода карт пересчитанная, мной теперь можно играть.
Я никогда никого не щадил. Потому что ты сказал поступать именно так.
Я проходил мимо чужой беды. Потому что я мог только следовать за тобой, не отвлекаясь ни на что.
Я смеялся над чужой любовью. Потому что ты отметил меня своей.
Я не знал другого тепла, кроме твоего. Потому что ты сказал, что я принадлежу только тебе.
Я упивался своей болью. Потому что ее причинял ты.
Я ненавидел одиночество. Потому что это значит, что тебя нет рядом.
Я не смотрел ни на женщин ни на мужчин. Потому что ты стал для меня всем.
Я сгорал, прикасаясь к тебе. Потому что ты позволял мне это.
Я умирал за тебя. Потому что так ты оставался жив.
Я всегда принадлежал тебе. Потому что иначе и быть не могло.
Я есть то, чем сделал меня ты.

@темы: проза

11:57 

Вампиры? Оо

Я колода карт пересчитанная, мной теперь можно играть.
-Прошу тебя…
-О чем? Не о любви же? Конечно, не о любви. Ты просишь меня не становиться чудовищем. Чтобы у тебя не было причины меня возненавидеть. Испугаться меня. Чтобы я не приходила к тебе в кошмарах. Чтобы не мерещилась в каждом шорохе и каждой тени. Чтобы не сойти с ума.
-Пожалуйста…
-Скажи мне, об этом ты просишь? Этого желает твое жалкое сердце? Поэтому дрожат твои губы? Оттого ты готов разрыдаться?
-Да…
-Громче! Скажи это громче!
-Да.
-Еще громче! Так, чтобы я услышала твой страх! Твое отчаяние!
-Да! Да, да, да.… Это то, чего я хочу! И еще хочу, чтобы все было как прежде, когда мне было так легко любить тебя! Когда мне было не страшно любить тебя! Мне страшно…
-Успокойся. Я ничего тебе не сделаю. Все-таки я хотела тебя полюбить. Я позабочусь, чтобы утром ты не вспомнил об этом.
-И все будет как прежде?
-Нет, утром ничего не будет. Я не могу любить того, кто меня боится. Да ты и сам не сможешь. Я помогу тебе забыть и меня, и свои чувства. Это все, что я могу для тебя сделать.
-Но…
-Не нужно слов. Ты сказал все, что мог. Все, что нужно было сказать. Ты даже не представляешь, как сильно ты предал меня. Теперь спи.
Бывают такие удивительные ночи, хотя бы раз в столетие, когда мертвые сердца позволяют себе удар другой. Все для того, чтобы снова застыть в своей неподвижности. Все для того, чтобы показать своим хозяевам, как окончательно они мертвы. Как отвратительно жив мир, которому они больше не принадлежат. Как на самом деле жалки люди, ради которых они делают попытки жить. Как тщетны эти попытки. Как могло бы быть, не будь они теми, кем являются.

@темы: проза

11:56 

Я колода карт пересчитанная, мной теперь можно играть.
Она была из тех, к которым не возвращаются. Никогда. Ни при каких обстоятельствах.
Она и сама никогда не возвращалась. Все, кого ей довелось любить, были отпущены ей, как грехи.
Она не искала постоянства и вечности. Ей нравилось жить сейчас. Ей хотелось попробовать все.
В мире столько красивых мест. Красивых вещей. Красивых мужчин. С которыми она еще не попрощалась.
Она умела сделать себя почти счастливой. Ей с избытком хватало эйфории.
Она знала, что путь выбранный ей разрушителен. Что он может привести ее только к одиночеству. Но ей было все равно.
Она не планировала остановиться. Она не собиралась жить долго и счастливо.
Тот, кто ищет приключений, обязательно найдет их. Она искала удовольствий. Она жаждала запретного.
Ее не пугали ни чужая сила, ни ночные улицы, ни передозировки. Казалось, она абсолютно не держится за реальность.
На самом деле, она была реальнее всего.
Она принимала только удовольствие. Она знала, как получить его, и получала. Для нее не существовало условностей и морали. Ей было плевать на мнение окружающих ее людей и общества в целом. Она была свободна. Она сама освободила себя. Она сама себе это позволила. Потому что это то, чего она хотела.
И когда ее нашли в темном грязном переулке, изнасилованную и с перерезанным горлом, это было не стечение обстоятельств. Это не ее безрассудство и неосторожность привело ее к этому. Она просто захотела смерти. А она знала, как получить то, чего она хочет. Знала лучше всех.
И все было так, как этого хотела она. Она ушла из жизни не попрощавшись. Так, чтобы не вернуться.

@темы: проза

11:54 

Я колода карт пересчитанная, мной теперь можно играть.
Нам с ним снились странные сны. Страшные сны. Сны, которые не давали нам забыть прошлое. Сны, где мы оставались совсем одни. Где мы медленно и мучительно умирали. Где мы вскрывали вены, надеясь, что так все закончится.
Но кончался один сон и начинался другой. И так сон за сном. Смерть за смертью. Боль за болью. Страх за страхом.
Мы боялись засыпать, но все равно засыпали. Усталость всегда берет свое.
Но если тело и отдыхало, разум наш был измучен. Истерзан. Изнасилован вечными кошмарами.
Мы пробовали обращаться к врачам. Но специалисты лишь качали головой и говорили, что это психологическая травма. Что мы сами держимся за эти кошмары. Что на самом деле мы не хотим отпускать их, потому что это все, что у нас осталось.
Мы пробовали все, что они нам предлагали. Беседы с психологами, гипноз, таблетки. В пустую. От всего этого было больше вреда, чем пользы.
Хуже всего оказались таблетки. Они обездвиживали нашу волю, запирали в кошмаре. Мы даже не могли проснуться, чтобы немного передохнуть. Чтобы снова научиться дышать. Нам приходилось переживать не просто все до конца, но и намного дальше. Нам наконец-то удалось посмотреть, что же таилось там, за смертью. Все то, что мозг не хотел воспринимать и прятал за пробуждением, навалилось на нас. Придавило нас.
Мы никогда не говорили об этом намеренно. Бывало, встретимся, заведем невинную беседу о погоде, а он ни с того ни с сего спросит: “В твоих снах она, кровь, такая же красная?” И этого было достаточно.
Так мы говорили друг другу, что странные сны никуда не ушли. Что нас по-прежнему двое.
Было двое. Однажды он все-таки не выдержал. Пустил пулю в висок, хотя и видел во снах, что его ждет дальше. Я тоже видела, поэтому никогда не уйду туда добровольно. Я лучше буду бояться спать, а заснув просыпать с криками.
Потому что там нет ничего.

@темы: проза

главная